Vive la France! Что означает победа Эммануэля Макрона для Европы и Украины

Политический аналитик Владимир Горбач рассказал Фокусу о перспективах нового президента Франции и его политике в отношении Украины и России.

Как и прогнозировали социологи, второй тур президентских выборов закончился убедительной победой Эммануэля Макрона. Лидер движения «Вперёд» набрал более 66% голосов, а его конкурент Марин Ле Пен из праворадикального «Национального фронта» – почти 34%. Политические элиты западных стран этот результат восприняли с облегчением: победа Ле Пен – популистки, евроскептика и «друга Путина» – стала бы тяжелым ударом для самой идеи европейского единства, тогда как Макрон позиционировал себя как последовательный проевропейский политик. Для Украины результат французских выборов также однозначно позитивен: Ле Пен открыто поддерживала политику Кремля в отношении Украины и считала законной аннексию Крыма.

Результат выборов мог быть другим, или победа Макрона была безальтернативной?

– Сюрприз потому и называется сюрпризом, что случается не так часто. У нас было несколько электоральных сюрпризов, на референдуме в Великобритании, на выборах президента США. Лимит, наверное, на том и закончился. В марте в Нидерландах и вчера во Франции всё завершилось без неприятных для нас сюрпризов. Хотя рост числа проголосовавших за Марин Ле Пен по сравнению с прошлыми выборами – это серьезный симптом.

Взлом почтовых ящиков штаба Макрона накануне голосования повлиял на результат? За этим действительно стоит Россия?

– Думаю, действительно Россия, так думают многие и во Франции, и на Западе в целом. Кому это ещё могло быть выгодно? Но такие скандалы уже вряд ли могут на что-то влиять. Когда это случилось впервые, когда были взломаны электронные ящики штаба Хиллари Клинтон, общественность ещё не знала, как на это реагировать. А сейчас французский электорат был готов к подобного рода приёмам. Демократия тем и сильна, что быстро адаптируется к таким вызовам, вырабатывая иммунитет к злоупотреблениям.

Тренд побед популистов в западных демократиях идёт на спад?

– Евроскептики и их идеи набирают всё большее число сторонников, но не преобладают. И это вселяет оптимизм. Европейский Союз на французских выборах выстоял, хотя это не снимает угрозы правопопулистского и евроскептического тренда.

Кажется, в этом году мир проскочил угрозу. Волна популизма поднимается, но ещё не захватывает всё общество, не побеждает на ключевых выборах. Гарантий, что она спадет, нет. Мне кажется, тренд может нарастать, но в ключевых странах не победит, потому не думаю, что нам что-то будет угрожать на следующих выборах в Германии.

С победой Макрона Франция будет пытаться играть более активную роль в ЕС, возможно, попытается потеснить Германию с места неформального лидера Евросоюза?

– Макрон точно будет более активным. Это его предвыборное обещание – обновить ЕС. Но Франция вряд ли может претендовать на лидерство в ЕС, для этого нужно не только усиление самой Франции, но и ослабление Германии, а для этого нет предпосылок. В тандеме Меркель-Макрон именно канцлер как более опытный политик будет играть доминирующую роль.

А в украинских делах с победой Макрона Франция начнёт более активно участвовать?

– Да, для нас очень важно, что Макрон победил именно в таком контексте: его главная соперница занимала пророссийскую позицию, а его штаб фактически стал жертвой информационных атак, которые осуществлялись, в том числе, с российской помощью. Это связывалось с попыткой Кремля дестабилизировать ситуацию во Франции, помогая праворадикальному кандидату Ле Пен. Потому у Макрона есть все основания не доверять россиянам.

Ситуация зеркально противоположна тому, что случилось в США: там Трамп одержал победу благодаря российскому вмешательству, а сейчас Макрон победил вопреки действиям Москвы.

Иногда казалось, что Франция участвует в «нормандской четвёрке»только потому, что этот формат был инициирован на французской территории. В тандеме с Меркель и Олланд, и французские главы МИД, всегда работали вторым номером, и прежде всего согласовывали позиции с Германией, а потом уже имели дело с Украиной или Россией.

Если Макрону не удастся выиграть парламентские выборы через месяц, и он не получит определяющее влияние на внутреннюю политику, он обратит больше внимание на политику внешнюю, попытается реализовывать свои лидерские способности и сможет рассматриваться как один из украинских союзников в Европе. Изначально его позицию в отношении России, полагаю, сформирует всё же Ангела Меркель, как более опытный политик.

А какие шансы у партии Макрона «Вперёд» на парламентских выборах через месяц?

– Сейчас сложно говорить, потому что всё внимание было приковано именно к выборам президента. Специфика Франции в том, что избирательная система – мажоритарная, и для победы надо иметь сильных кандидатов на местах. Движение Макрона – это новая структура, созданная в ходе его президентской кампании. Одно дело – провести одного лидера в президенты, другое – выиграть выборы на местах. Полагаю, в новом движении Макрона вряд ли много сильных местных кандидатов. Потому решающим будет результат на этих выборах системных партий: республиканцев и социалистов, кто-то из них будет влиять на формирование правительства.

Учитывая, что в первом туре президентских выборов сразу четыре кандидата показали результат одного порядка, вряд ли какая-то одна партия сможет самостоятельно набрать большинство в парламенте и сформировать правительство. То есть будет создаваться коалиция, но будет ли в ней участвовать движение «Вперёд» – вопрос открытый. По логике, конечно, это должно случиться на волне этой победы Макрона.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: